Приветствую Вас Гость | RSS
Татьяна Яник
Главная | Сказки для нас, взрослых | Регистрация | Вход
 
Содержание страницы:

СЫНОВЬЯ РОЗОВОЙ ПЛАНЕТЫ 

           Целая планета жила одним событием, готовилась к давно ожидаемому дню. Только раз в столетие их двойное Солнце становилось в ряд с самой ближней с ними Галактикой – "Волосы Вероники".

Пронизывая просторы этой гигантской, беспредельной "соседки" они надеялись далеко за ее пределами увидеть туманную область холодного Космоса, в котором затерялась крошечная, но пульсирующая Жизнью планета. Выдвигая и выдвигая "глаз" центрального телескопа, они направляли его на этот участок неба, надеясь увидеть чуть ближе маленькую планету, желая сказать ей о своей Жизни.

 h  h h

МОРЕ СЛЕЗ

 

Море умирало. На пустынных, покрытых мокрой грязью и тиной местах, ходили птицы; в соленых лужах лежали ракушки; на глубоких местах бывшего дна росла белесая, жесткая трава. На высушенных солнцем солончаках, совсем некстати, попадались рассохшиеся шаланды, а ведь когда-то их качали волны и ветер надувал их паруса. Больное море давно оставили все: ушла рыба, бежали животные, улетели птицы, переселились в города и стали торговцами, рыбаки.

По дну моря гулял сердитый ветер и перебирал седую траву да остатки брошенных рыбацких сетей. Тихо и пустынно было в этом краю, как у постели нелюбимого больного, который умирал долго и невыносимо тяжело.

В самом центре солончаков, у островка старых рыбацких шаланд, стояла маленькая, совсем покосившаяся от сильных ветров, хижина. Когда-то эта хижина стояла на самом стыке волны и суши. Часто-часто морская волна лизала порог и заглядывала вовнутрь, но теперь… вокруг было только безбрежное пространство, поле с больной, жесткой травой.
 
 h  h h

ПОЛЯНА ЛЮБВИ 

                За краем поляны, как всегда, вставало солнце. Малыш быстро открыл глаза и, добежав до нижней ветки сосны, подпрыгнул и поднялся над землей. Первые лучи были еще так нежны и их теплота едва касалась его. Перед ним лежали розовеющие дали и душа его, впрочем, как всегда, наполнилась светлой дрожью, восторгом перед этой красотой, которой он никогда не мог насытиться, насмотреться. Этот восторг, неизбывный трепет перед целесообразностью и величием Природы, он выливал в песню: звук радости и полета души, который сливался с песней жаворонка.
 h  h h

                  Боль нарастала с каждым витком сжимая кольцо. Я почти уже не воспринимала мир слушая боль, лишь краешком сознания понимая свою беззащитность и одиночество. Кажется, я судорожно сжимала край одеяла, держась за него, как за спасительную соломинку. И на самом пике, у края, я прошептала привычное волшебное слово, которое столько раз спасло, защищало и оберегало меня перед лицом любой беды – "Павлик". Возможно, я тогда не понимала всю бесполезность и обреченность этого зова, но я шептала, звала: "Павлик", превозмогая давившую меня волну боли, борясь за жизнь. Боль не раз уже терзала меня на протяжении этих лет, но сегодня она решила убить меня и, уже слабея, едва барахтаясь и уходя ко дну в этой реке боли и забвения, я снова позвала: "Павлик".
 h  h h

 

Он уже не помнил родины. Его зоркие глаза никогда не видели серого неба родины, темных каменистых скал и пыльных дорог, скрывающихся в рваных трещинах земли. Он не знал кем были те, кто жил там, на далекой родине, но иногда, во сне, он видел их горящие глаза и слышал запах крови, который исходил от них. Он дышал и сражался здесь, не тоскуя, не тревожа старших воспоминаниями о тех охотах, о той добыче. Он вырос здесь и вместе со всеми, теми немногими, кто смог спастись, бегал и бегал за добычей по теплым лесам и мягким травам. Его сильное молодое тело знало, что наступит срок, и он станет во главе – старейшина уже начал отставать в охоте. Они, старшие, молчали о той, потерянной родине и только иногда, когда в небе появлялась большая Луна, неприятно тревожащая и манящая, смотрящая с высоты, поднимали свои головы и долго, протяжно пели, будоража этим лес. От песни старших исходил запах чужого неба, вражды, охоты, крови.
 h  h h

КУПИТЕ ЛУНУ 

Вечерело. В просторные новые окна спальни заглядывало заходящее солнце. Иван Степанович мимоходом полюбовался на алую полоску над синеющим лесом: у него было сейчас одно желание – спать, но оставалось еще несколько неотложных дел, которые надо было завершить именно сейчас. Мысли о незавершенных делах беспокоили и, конечно же, не дадут уснуть крепко и с наслаждением – это было проверено на опыте.
 h  h h

БЕССМЕРТНЫЕ

 

                            В глубинах Рериховских Гималаев, на вершине горы, которая всегда купается в белых облаках и первой встречает новую зарю, есть маленький, совсем забытый людьми, монастырь. Потаенная, совсем заросшая травой тропа, строго хранит дорогу туда. Даже орлы не долетают сюда, и только солнце да звезды смотрят с высоты на закрытый со всех сторон внутренний дворик монастыря. Здесь всегда царит тишина и покой, тут отдыхает Время. Годы, столетия летят мимо, не задевая крылом этих мест.
 h  h h

РОСТОК СЧАСТЬЯ

 

                К Танюшке пришли гости. Их веселые голоса и раскрасневшиеся от суеты и беготни лица ей надоели и она раскапризничалась. Накануне ночью она снова пыталась посчитать сколько таких вот ночей ей уготовано. Она то сдвигала сроки, то раздвигала, но все равно получалось очень и очень много. Ей хотелось плакать от бессилия, но она уже, наверное, выплакала все свои слезы в больницах. Мама знала, что она не спит, но уже не утешала ее.
 h  h h

ПО ГРИБЫ

 

                  Путь предстоял неблизкий, а попутчик оказался не разговорчивый. За окном мелькали поля, потом пошли леса.

                 Он напряженно всматривался в мелькающий за окном лес и заметно волновался.

– А хотите, я расскажу Вам удивительную историю? – вдруг спросил он.

Я не стала отказываться, так как уже решила весь сканворд и не знала, чем себя занять. Его рассказ меня так удивил, что я потом до вечера лежала и размышляла о событиях, произошедших в проносящихся за окном лесах.

Мне до сей поры кажется, что я слышу его голос и, видит Бог, я ничего не приукрасила и ничего не напутала в этом удивительном рассказе.
h  h h

     КЕША

 

Кеша был премиленьким зеленым попугайчиком. Вместе с остальными шумными собратьями он сидел  в большой клетке, накрытой светлой косынкой и ждал покупателя. Шаркающая толпа заглушала доносившиеся звуки музыки, которую крутили день-деньской на другом конце рынка, но все равно хотелось жить и взлететь на самую высокую ветку старой акации, которая совсем недавно покрылась небольшими белыми соцветиями и они так чудно пахли.

Попугайчиков разбирали плохо: спешащая толпа больше интересовалась молодой картошкой, огурцами, укропом. Дети же заглядывались на мороженое, игровые автоматы, сладкую воду.
h  h h

ОБЕЗЬЯНЬЯ ВОЙНА

 

                              Старый мудрый Кар тяжело опустился на ветку: сегодня был тяжелый день.

Утром Кар летал за дальний лес к большой твердой дороге, которую люди построили для своих огромных ревущих птиц. Там он собирался полакомиться парой неподдающихся шариков ореха, которые он спрятал еще осенью в расщелине старого дерева. Старый ворон не любил долго и безуспешно заниматься с твердым орехом – так делают жирные безмозглые вороны и желторотые птенцы. Он, мудрый Кар, взлетал над твердой бетонной дорогой высоко-высоко и с силой бросал орех с большой высоты. Редкий орех не раскалывался на кусочки, падая на взлетную полосу. Потом Кар важно собирал вкуснейшую сердцевину ореха и моргал от удовольствия своим черным глазом. Потом было много разных дел на городской свалке, и только к вечеру Кар попал домой. Старые кости ворона предвещали непогоду и он тяжело поднялся в воздух, резко вскрикивая, чтобы известить миру о завтрашнем снеге. Стая, громко "переговариваясь", готовилась к ночлегу, но Кар знал, что не заснет и тихо качался на своей любимой ветке глядя в сторону заходящего солнца. Кар вспоминал, думал.
h  h h

ДВА БРАТА

 

Далеко-далеко в глубинах Космоса, на Магелановых облаках, где по утверждению старинных легенд и тайных знаний тибетских лам, обитают Боги, жили два брата.

Они были молоды, прекрасны и могущественны. Легко и вольно они летали среди звезд, смеялись над метеоритными дождями, наблюдали рождения Сверхновых звезд, догоняли хвостатые кометы.

Шло Время. Рождались и умирали планеты, зажига­лись и тухли солнца, а они были все так же молоды и беззаботны. Но вот и для них настало время мужания и испытаний.
 h  h h
  Сказка для маленьких детей

Тайны

страны Синих Гор
Большая тайна маленькой страны

 

Маленьким путникам

Юлечке и Юрочке

посвящается

 

Где-то, за Синими Горами, есть удивительная маленькая страна, в которой живут звери с большими добрыми глазами и разноцветные звонкоголосые птицы; трава здесь зеленая и мягкая, река неторопливая и прозрачная, а цветы огромны и прекрасны. Тут никогда не грустят и не плачут дети, а на склоненных  ветвях деревьев висят игрушки и исполненные мечты. Тепло и радостно играть на солнечных полянках этой страны, а ночами, когда звезды так близко, слушать дивные сказки у старого дуба.
Сказки для школьников
ТАТЬЯНА ЯНИК 
 

 

За окном светало. Юрчик приоткрыл один глаз и, блаженно зевая, перевернулся на другой бок. Сладко стукнуло сердце – с сегодняшнего дня начинались летние каникулы. Ух, сколько планов было задумано, сколько всего надо было успеть за это время: накупаться в лесном озере; съездить с папой за саженцами елок и сосен; помочь ему все высадить; выстроить новую голубятню; отработать в школьном саду; помочь маме в огороде; съездить с ребятами в Ночное; да мало ли что еще!

                                                                

                                                                        Продолжение сказки на блоге...
 
                                                                                              О.О.С.
 

                                                                                Верному Чипу посвящается

 

В жизни Женьки Доброва, для своих просто Добряка, начались чудеса.

Вчера, у входа в гастроном, куда он ежедневно ходит за хлебом, он опять видел Рябого. Сидя у самых дверей магазина, Рябой просительно заглядывал в глаза выходящим. Бока его запали, хвост был поджат, а нос постоянно двигался, вдыхая соблазнительные запахи. Войти в магазин он боялся – его грубо гнала оттуда веником толстая и всегда злая уборщица. Женька, как обычно, отломил ему маленький кусочек хлеба – мама ругала Женьку за "общипанный" хлеб. Рябой поймал кусочек открытой пастью, благодарно повилял хвостом, но все равно, в его глазах осталась тоска.

                                              
                                                                               Продолжение сказки на блоге...
 
                       
[ Форма входа ]

[ Поиск ]

[ Друзья сайта ]
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • [ Статистика ]

    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz