Приветствую Вас Гость | RSS
Татьяна Яник
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
 
Главная » 2009 » Май » 13 » СКАЗКИ ДЛЯ НАС, ВЗРОСЛЫХ
СКАЗКИ ДЛЯ НАС, ВЗРОСЛЫХ
19:05

ПОЛЯНА ЛЮБВИ

 

                За краем поляны, как всегда, вставало солнце. Малыш быстро открыл глаза и, добежав до нижней ветки сосны, подпрыгнул и поднялся над землей. Первые лучи были еще так нежны и их теплота едва касалась его. Перед ним лежали розовеющие дали и душа его, впрочем, как всегда, наполнилась светлой дрожью, восторгом перед этой красотой, которой он никогда не мог насытиться, насмотреться. Этот восторг, неизбывный трепет перед целесообразностью и величием Природы, он выливал в песню: звук радости и полета души, который сливался с песней жаворонка.
           Тишина и покой светлеющей дали рождали в нем неясные воспоминания о чем-то, что уже было с ним. Но сегодня, сейчас, он не хотел думать об этом. Его маленькие ладошки хотели погладить теплую землю, поздороваться с ней. Сколько раз он касался ее, сколько раз лежал на ее груди, прислушиваясь к далекому гулу ее недр и не мог постичь того чувства, которое охватывало его – он шел к ней, как к матери: доброй и беззащитной, несчастной в своем одиночестве.             
                Он старался скрасить ее одиночество: ласкал и гладил ее, шептал ей удивительные, нежные слова, вселял в нее надежду и веру – он любил ее. Каждое утро он гладил ее тело, покрытое нежной травой, а ночами засыпал в ее обьятьях и с ее именем на устах. А она, неся свое огромное тело среди звезд, заслоняла ладонями теплых лесов и нежным дыханьем прозрачного источника, бьющего прямо из ее любящего сердца, эту маленькую точку на обширном теле, эту поляну Любви.

              Ее тело терзали глубинными бомбами, разрывными снарядами; на ней жгли леса; в ней копали ямы-шахты, ей резали вены, добывая, выкачивая, ее кровь ‑ нефть, ее били, вгоняя в тело сваи; дробили, терзая душу смертями и злобой людей. По ней проносились, шли, бежали, догоняя друг друга в неведомых ей заботах толпы, толпы людей, ее попирали, топтали страдающие, больные, одинокие и глупые люди и так мало среди них она ощущала счастливых и гордых людей. Никто не думал о ней, о том, как больно и одиноко, как тяжело ей переносить пожары и войны, взрывы и потери, как одиноко и больно без тепла и света человеческих сердец лететь и лететь среди холода звезд по своему извечному пути.

                И только здесь, после рева и грохота машин, разрывающих ее лоно, после пожарищ и боли войн, она находила крошечную, заповедную точку, которую лелеяла, берегла от человеческих глаз. Здесь жила ее душа. Эту полянку она всегда подставляла ближе к Солнцу, сюда несла живительные, самые светлые свои воды и соки.

              Когда солнышко стало высоко в небе, а лес замер в неге, на поляну вышел Человек. Он удивился пышному лесу, шелковой траве, обилию сочных ягод. Его сильные ноги прошлись по поляне, приминая траву. Ступая по цветущим травам, он разглядывал поляну – она ему явно нравилась и он собирался обследовать ее хорошенько. Готовясь к ночлегу, он срубил высокую, родную сосну Малыша, на которой была и "его" ветка, бросал руки-ветви сосны на землю, собираясь спать на них.
            Телом сосны он разжег огромный кострище, надеясь так оградить себя от диких зверей, которых никогда и не было на поляне. Он рвал и рвал сочную ягоду, роняя и растаптывая ее. Большой муравьиный город, который давно стоял у корней старого дуба, он разбросал ногой равнодушно и бесцельно, а муравьев, бегущих в панике по ветвям павшей сосны, которая любила слушать их маленькие секреты и поднимала их высоко-высоко над землей, показывая этим маленьким существам красоту Земли, бросал в огонь.

              Малыш спрыгнул на траву, но она, обожженная, не смогла, как обычно, приласкать его ноги. Этой ночью не пахли цветы поляны, не звенели от песни стволы молодых сосен – все замерло, затаилось в страхе. Человек прошел к источнику испить воды; умылся в нем и вымыл грязные сапоги, испачканные соком ягод. Малыш заплакал от обиды: за опозоренную поляну, за сгоревшую сосну, за весь этот мир, заселенный людьми, которые так размашисто-жестоко убивают любимую Землю.

             Очень тихий, жалобный звук привлек внимание Человека. Малыш плакал и гладил траву, а Человек увидел странную, невиданную зверушку с маленькими лапками, нежной светлой шерстью и большими печальными глазами. Он высоко поднял Малыша, рассматривая, поворачивая, встряхивая и держа вниз головой.               
                 Вид Малыша был необычен – но и только и Человек отбросил его к деревьям. Удар был так силен, что оборвал что-то в нежном тельце и мог подняться. Малыш лежал и гладил Землю зная, что не увидит завтра рассвета, а потому спешил сказать последние слова нежности и любви своей матери. Звезды как ни старалась трава смягчить падение, Малыш уже не плакали над ним, а он, вдруг, вспомнил то, что силился вспомнить, то, что ускользало от него все это время.

                 Он умирал. Вставало солнце. Он, недолюбивший, едоживший, молодой с кротким сердцем, уходил в мир теней, не сказав всех слов Любви. Природа сжалилась и подарила, дала ему еще одну жизнь, чтобы недолюбившее человеческое сердце смогло высказать свои чувства. Не зря, наверное, так печальны глаза животных и птиц, потому что когда-то они были ушедшими раньше срока человеческими сердцами.

                  Крошечное сердце Малыша не смогло больше биться и он умер, не дошептав последних ласковых слов Земле.

              Земля плакала и бушевала. Ее плач сотрясал горы, рушил города людей, рождал тайфуны, которые с яростью набрасывались на дома, дороги, машины – все, что постро­или люди, чтобы мучать, убивать себе подобных и Землю. Она не хотела жить, у нее не осталось надежды, веры, ее разрывала боль утраты такого любимого, заповедного кусочка, уголка света и Любви на ее огромном стареющем теле. Из ее недр поднимались пласты огненной лавы, которые она выплескивала в плаче. Из несметного скопи­ща людей никто не любил ее так нежно и глубоко, никто не давал ей столько тепла и счастья, как эта неприметная маленькая зверюшка, только с ней она цвела и молодела, только здесь она находила силы цвести и родить.

                       Она застыла, закаменела в горе. По всей Земле пошли холодные, злые дожди, задули яростные ветры, реки выш­ли из берегов, сотрясали, ломали, крушили воды Океанов, наступали пески, оползни "рвали" дороги. Ученые всего ми­ра старались найти объяснение катастрофам, люди говори­ли только о погоде, Земле: ругали, молили, молились. Но что ей с того – она не хотела больше "так" жить!

               На земле сидел малыш и просил солнышка. Ему надоели сырость и холод. Его резвые ножки хотели бегать по траве, он хотел ловить бабочек, хотел смотреть, как растут цветы, бегут в небе облака, как плещется речная волна. Его детские губы еще не умели произносить величественные, лживые слова о мире, любви. Детское сердце шептало что-то очень ласковое, светлое и прекрасное, склонясь к Земле и она вздрогнула, вспомнив эту ласку.
               Малыш шептал и шептал ей слова Любви, поглаживая серую, закаменелую Землю, и она, наконец, вздохнула глубоко-глубоко. В ее душе вновь затеплилась надежда на добро и Любовь в этом мрачном, злом мире людей. И она замерла в ожидании Чуда: мира людей, в котором царит только Добро, Счастье, Любовь.

 

Просмотров: 527 | Добавил: Доктор | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
[ Форма входа ]

[ Поиск ]

[ Календарь ]
«  Май 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

[ Архив записей ]

[ Друзья сайта ]
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • [ Статистика ]

    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz